11 сентября 2011

Министерские крысы проиграли ветерану

Май 1945 года. Колонна танков советской армии медленно движется по праздничному Бухаресту. Парад. Ликующие румыны забрасывают победителей цветами. В открытый люк боевой машины, в которой находится капитан Аллагулов, прилетает букет и… граната. Взрыв. «Командира убило, ребят, в том числе нашего деда, контузило, - листает страницы семейного архива невестка ветерана войны Аллагулова - 57-летняя Елена. – По рассказам деда, отношение румын к советским солдатам было очень хорошим. Как в Чечне. Утром местные улыбаются, разговаривают, подарки делают, а вечером – в спину нашим ребятам стреляют».
Солдат Аллагулов вернулся с войны в 1946 году. Женился. Выстроил дом в деревне Гыршеул (Читинская область). И стал жить как все. Как все – с корочками «ветеран труда» - вышел на пенсию. О том, что ему полагается статус «участник войны», узнал лишь три года назад, переехав вместе с женой к семье сына, в Ачинск.

- Бабушка Анна Тимофеевна давно не ходила, у нее тазобедренного сустава не было. Сидела в своем деревенском доме у окна. Дед ухаживал и тянул хозяйство. Мы могли помогать им только летом. Потом у деда случился инсульт. Вся медицина в деревне – приезжий фельдшер раз в неделю. Собаку стариков съели бичи - утащили прямо со двора вместе с цепью. Их дом зимой не раз заносило – соседи откапывали. В общем, деды крепились до той поры, пока могли. Наконец, согласились на переезд, - рассказывает невестка. – Мебель, сделанную руками деда, жгли три дня. Никому имущество не было нужно: в деревне если не пьяницы, то старики. А у нас не было денег, чтобы вывезти контейнер из тьму-таракани».
Дедов ждали, любили и приняли, как полагается в хорошей семье. Но им было некомфортно в большой городской квартире, где уже проживало три поколения Аллагуловых. «Дед Александр стеснялся лишний раз выйти из комнаты – нас обеспокоить. Бабушка Анна тосковала: «Лучше б меня в деревне, где все свое, снегом занесло. Здесь – все не то, даже люди другие», - говорит Елена.
В июне 2007-го Елена с мужем, работающие пенсионеры, решились на отчаянный шаг - взяли кредит на 15 лет, купили двухкомнатную квартиру в Ачинске и поселили родителей (на условиях найма), приставив к ним женщину - сиделку. В августе 2007-го Аллагуловы-старшие продали свой домик в Читинской области за 120 тысяч рублей. Ни солдат, ни его потомки не знали, что через год Президент России подпишет Указ об обеспечении жильем ветеранов Великой войны, а еще через два - чиновники мэрии и Министерства социальной политики края обвинят старика Аллагулова в том, что он намеренно ухудшил жилищные условия, дабы нажиться на государстве.
***
- Весной 2009-го нам позвонили из городского управления соцзащиты: «Вашему дедушке как участнику войны положена квартира. Срочно собирайте справки!» - вспоминает Елена. - Мы собрали 26 (!) бумажек, дважды ездили в Читинскую область, заполнили заявление от имени деда, сдали. Представляете, в анкете для ветерана войны был такой вопрос: «Не имеете ли вы яхты?»! Или еще – «Не сдаете ли вы в аренду вашу квартиру с целью получения прибыли?» А ведь эта программа рассчитана на стариков, у которых нет собственного жилья!»
28 января 2011-го, решением жилищной комиссии администрации Ачинска, Александр Аллагулов был поставлен в очередь как ветеран ВОВ, нуждающийся в улучшении жилищных условий. 18 марта 2011-го, по решению той же комиссии, был снят с учета в связи с тем, что раньше имел дом, а потом продал, злонамеренно лишив себя крыши. Так безликие марионетки одной левой решили судьбу человека, благодаря которому имеют теплый угол и нехилый оклад, а про бомбоубежище знают понаслышке.
Ачинская межрайонная прокуратура взялась защитить интересы ветерана-инвалида в суде, требуя его восстановления в списках, поскольку а) прав на квартиру, которая к тому же находится в залоге у банка, он не имеет – занимает на условиях коммерческого найма; б) умысла на ухудшение жилищных условий не имел - переезд к сыну был вынужденным, по состоянию здоровья - до появления федеральной программы по улучшению жилищных условий ветеранов ВОВ.
Примечательно, что представители администрации города (ответчик) и Министерство соцполитики края (третье лицо) в суд не явились. (Паркетным героям удобно-привычно воевать с фронтовиками с помощью бумагоносителей, иезуитских законов и сонма инстанций - подножек.) Министерские служащие аргументировали свой отказ в предоставлении выплаты на приобретение жилья ветерану тем, что покупка квартиры Аллагуловым-младшим и продажа дома Аллагуловым-старшим совпали по времени, и, «возможно, квартира была приобретена частично на деньги от продажи дома».
Презумпция виновности гражданина лежит априори в основе любого решения бюрократа. Тот, на ком шапка горит, подозревает других в стремлении поживиться за госсчет. Цинизм достигает апогея, когда эти «другие» – старые, больные деды, по счастливой случайности не скошенные войной…
Впрочем, судья Настенко констатировала: «Доказательств того, что Аллагулов А.П. умышленно продал дом с целью искусственного ухудшения жилищных условий, ответчиком не представлено, и таковых обстоятельств судом не установлено». 23 мая 2011-го суд Ачинского городского суда признал незаконным снятие ветерана с учета и вынес решение – «восстановить».
***
По идее судебный вердикт должен был стать окончанием позорной войны, развязанной против советского солдата. Но страдающие амнезией министерские крысы вместо капитуляции перешли в атаку – стали оспаривать решение в краевом суде! Доводы, что ветеран с сыном пытаются их обмануть, заняли три листа кассационной жалобы Минсоцполитики, ничего, кроме брезгливости, не вызывающей.
- Это же надо так обгадить и благую идею, и участника войны! – не сдерживает слез Елена Аллагулова. – Чиновники, которые должны бы, кажется, на блюдечке человеку квартиру преподнести, тормозят каждый на своем уровне. Будто установка им дана – тянуть время… Другой раз так стеганут – идешь и рыдаешь, и плюнуть хочется на все, чем доказывать: не наживы ради мы стариков к себе забрали!
… 81-летняя жена ветерана Анна Тимофеевна умерла в Ачинске - от старости и от тоски. «До последнего была при уме и памяти. Смотрела, как мы мытаримся по судам, - переживала», - сожалеют родственники. Солдат Аллагулов оказался более стойким, дожил до Дня победы: 17 августа 2011-го судебная коллегия краевого суда подтвердила, что 86-летнего ветерана из очереди исключили незаконно.
На доказательство факта, что участник войны Аллагулов имеет право на квадратные метры, ушло полтора года.
P.S. Еще три месяца у семьи Аллагуловых ушло на то, чтобы получить компенсацию и купить квартиру старику - ветерану. К счастью, фронтовик дожил до горького дня победы над бюрокрысами.

Комментариев нет:

Отправка комментария

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...