22 марта 2012

У россиян сносит крышу в Таиланде






Милая светлая Свято-Николаевская церковь расположилась в коротенькой сойке непримечательного района Бангкока. Не сразу и нашли. Помог старик-таец, обретающийся по соседству с храмом. Перекрестившись, вопросительно уставился на нас. Видя радостные кивки, указал дорогу…
Тринадцать лет назад, по велению церкви, о. Олег (Черепанин) сделал головокружительный вираж: из Ярославской епархии – в Королевство Таиланд. В «сиамские джунгли» его сопровождал котенок, подаренный кем-то из друзей.
Коша Тина жива по сю пору. По-тайски несуетлива и нелюбопытна. Появившись на зов хозяина и нюхнув раскаленный воздух, она с достоинством удалилась в прохладу дома. Дым Отечества, привезенный нами, ее не взволновал. Архимандрит Олег - 50-летний человек с живым, ироничным умом - любезно согласился поговорить.

О ВЕРЕ И ОТЕЧЕСТВЕ
- О.Олег, вы находите ответы на все свои вопросы в православии?
- Абсолютно. Если бы церкви не было, я не знаю, стоит ли жить-то. Вся разница между теми, кто ходит в храм Божий, и теми, кто не ходит, исключительно одна: первые каются в грехах, вторые – нет. Когда человек не кается, то грех воспринимается им как норма жизни. И в этом есть главная опасность. Ведь церковь осуждает грех, но не грешника. Если мы, допустим, осуждаем однополые отношения, это не значит, что мы призываем громить… Мы против того, чтобы это навязывалось как нормальный образ жизни. Если воровать грешно, то не надо создавать культ богатства любой ценой, считая - если он наворовал миллиард, значит, удачливый бизнесмен. Никакой он не удачливый бизнесмен. Он ворюга. И это грех. Богатство может быть только тогда позитивным, когда оно честно заработано, когда за него не заплачено чрезвычайно высокой цены.
- Любая церковь существует на пожертвования, ваша не исключение. Вы заинтересованы в богатых прихожанах, которые жертвуют от избытка». На гроши «от недостатка» храм содержать проблематично. Как вы решаете эту дилемму?
- Что касается храмов, вверенных мне, то мы не принимаем деньги, заработанные на проституции, махинациях и на профессиях, которые не соотносятся с христианскими принципами. Человек, жертвующий более или менее значительную сумму, приносит обещание на Евангелии и подписывает соответствующее обязательство, что эти деньги им честно заработаны. Иначе мы просто их не примем: храм не устоится. Но мне кажется, что период дикого капитализма, когда люди обогащались любой ценой, проходит – в том числе и в России. Все большую роль играет репутация. В Таиланде достаточно какую-нибудь компанию недвижимости уличить в непорядочности - сейчас же лопнет весь бизнес. Но проблема остается, и мы об этом думаем. Очень часто в церковь приходят наши люди, которых обманули с покупкой недвижимости.
- Как?
- Когда вы уже купили квартиру, понимаете, что она стоит вдвое дешевле. Или при покупке от вас утаили, что нужно еще заплатить довольно высокий, 6-7 %, налог. Недавно был случай. Пришла к нам женщина, совершенно небогатая, - плачет. Продала квартиру, машину в России, набрала кредитов… Ее здесь выдоили как дойную корову – взяли в полтора раза больше, чем квартира стоит. У нее денег нет и квартиры нет. Хорошо, у нас есть порядочные прихожане, которых мы знаем много лет, - помогли разрешить ситуацию… Люди здесь попадают в атмосферу эйфории. Они забывают самое главное правило: туризм значительно отличается от эмиграции. Знаете такой анекдот? Человек попал в рай, глянул вниз – видит: в преисподней идет веселье, и выпросился туда. На недельку. Отвел душу, вернулся в рай - и выпросился туда уже насовсем. А когда он пришел насовсем, его раз за шкирку - и в котел. Он кричит: «Как так? А где же танцы и все прочее?!» А ему отвечают: «Милый, то был туризм, а это уже эмиграция!»

О РУССКИХ В СИАМЕ
- Азиатский и русский – это два непересекающихся менталитета. Их даже сравнивать нельзя. Для тайца проявление нами эмоций - уже показатель недееспособности. Потому что основное правило тайца – «не показывай характер». Курортные места, безусловно, накладывают отпечаток и на самих тайцев… Буддизм – такая же культурообразующая религия в Таиланде, как православие - в России. Но выйдете на улицу вечером – и увидите тайцев, которые пьют свои виски, разбавляя их содовой. Хотя пить алкоголь – одно из четырех главных запретов Будды. Я часто хожу вечером в магазин. Сидят на дороге поддатые тайцы, видят – иностранец идет, пытаются пригласить. И когда я на чистом тайском им отвечаю: «Не могу, греха боюсь» - и цитирую заповедь Будды, они испытывают легкий культурный шок. Но потом, я думаю, они продолжают пить… Беда в том, что туристы в Таиланде – не только русские, те же немцы – показывают не лучший пример. Иногда посмотришь на этих бюргеров законопослушных, морально чистоплотных в Германии, и такое ощущение, что здесь они как с цепи сорвались. Деды, которым надо о душе подумать, потому что краше в гроб кладут, с девочками по 18 лет, с малышками такими идут. У него нога протезная и глаз стеклянный, и 80 лет ему стукнуло шесть лет назад, - куда он идет?.. У него одна дорога – в храм, а потом на кладбище. Готовиться надо!
- Русские тоже не выдерживают испытания хорошей жизнью?..
- Нашим туристам надо быть поскромнее и повнимательнее. Они, когда сюда приезжают, думают, что за тысячу долларов купили Таиланд в личную собственность. Глупость натуральная! За тысячу долларов им просто позволили провести в Таиланде две недели. И не более того. А если они себе позволят какие-то неуважительные вещи, их посадят в тюрьму за милую душу. Таиланд, и в частности Паттайя, какое-то наркотическое действие оказывают на людей. Для тайских девушек, которые работают в сфере услуг, понятия любви вообще не существует. Это заработок. Они туристов воспринимают как фарангов, у которых есть деньги. Но когда наши идиоты начинают писать письма – «помогите остаться в Таиланде, я встретил свою любовь! (А встретил-то где? В баре или массажном салоне) Она изменит свою жизнь!» - это детский лепет.
- Правда, что ли, пишут?
- Да что вы, такие бывают! Лейтенант милиции провел время с девушкой из бара, а потом, считая, что у них великая любовь, был готов бросить все, пожертвовать карьерой, страной, приехать хоть волонтером, чтобы быть рядом с ней! Я ему посоветовал – ты, прежде всего, напиши своей даме свою месячную зарплату и условия жизни. Все, второго письма уже не потребуется.
- Скажите, а что тайцы говорят о туристах между собой?
- Это у нас принято обсуждать личную жизнь звезд, президента, патриарха, - национальная черта. В Таиланде это считается неприличным. Если твое поведение и образ жизни не затрагивают общество, то нос в твою кастрюлю - что там варится? – никто не сунет. Эта нация воспитана на принципах толерантности. А вообще, буддизм в Таиланде можно охарактеризовать простыми словами: спасение утопающих – дело рук самих утопающих. Здесь никто никого не учит. Никто никого не спасает. Иди в монастырь - и спасайся.
- Позиция православной церкви в Таиланде в чем-то схожа с этим принципом? Миллионы русских приезжают поглазеть на буддистские храмы, не зная о существовании православных церквей…
- Все так. Но понимаете, что интересно? Как только жареный петух клюнет, все сразу нас находят! Есть у нас «сидельцы», занимаемся мы ими. Есть Саша Макаров. Его история тянется более полугода. Он сейчас в клинике для душевнобольных. Человек, который страдает шизофренией. В результате, видно, солнцепека (я уж другого определить не могу), взял в аренду мотоцикл. Умудрился отдать паспорт в залог. Ездил без прав. Его полицейский остановил, попросил заплатить две тысячи штрафа. А было уже два часа ночи. Макарову назавтра уезжать нужно. Ну потерпел бы как-то… Нет. Он в два часа ночи пошел в пункт проката, где ночуют тайки, с требованием отдать ему паспорт. Ему объяснили – приходите утром. Для него утро наступило в пять часов. А накануне в качестве сувениров купил себе на улице кастет, демократизатор полицейский и ножичек. И со всем этим барахлом поперся в пять утра в пункт проката. Ножичком открыл дверь первого этажа (на втором жили тайки) и стал искать паспорт. Но темно. И он зажег кусок газеты, чтобы себе посветить. Спустились тайцы, поднялась буча, приехала полиция. Ну представляете, в чем его обвинили - с ножом и кастетом, плюс поджог и взлом?.. Парню светит восемь лет тюрьмы. Но поскольку он действительно болящий, и документы есть, то я льщу себя надеждой, что все обойдется. Тайцы не позволяют вмешиваться в свою систему правосудия. Решают все медленно (это не бюрократия, а стиль жизни), но в правильном русле.
- Что вы скажете тем русским, которые пьянеют от Таиланда?
- Я могу сказать одно: не обольщайтесь. Помните, что вы в гостях. Советую тем, кто едет, хотя бы элементарно знакомиться с историей страны, культурой, традициями и жить здесь в русле этих традиций, иначе они создадут сами себе проблемы. А церковь не в состоянии всех выкупить и отправить обратно домой.
- Приходится выкупать?
- Ну да. За все время где-то человек 100-120 мы депортировали. Потому что Таиланд не высылает за свой счет.
- Те, кому церковь помогла, вернули деньги?
- Нет. Только один человек возвратил. Это был очень интересный случай. Звонят мне из полиции Паттайи: «Отец Олег, у нас есть ваш соотечественник, сажать будем. А хотите – забирайте, депортируйте». «А что совершил?» - спрашиваю. «Да пока ничего, и виза есть, да денег нет - бродяжничает, ночует на пляже, просит поесть у тайцев» - «Ну привозите». Привели этого парнишку – компьютерщика… Приехал он в Таиланд, чтобы открыть Интернет-салон. Ну, крыша поехала, загулял, 10 тысяч долларов спустил… И первое, что он мне заявил: «Я не верую в Бога». Я говорю: «Голубчик, а во что ты веруешь?» «В науку», - говорит. «А что ты тогда не звонил в Академию наук, а позвонил в церковь?» - спрашиваю. Ну, делать-то нечего, три дня он у нас сидел в храме, потом мы его депортировали. По приезде в Россию этот парнишка выслал нам деньги. Все остальные объявляют себя верующими, клянутся – божатся, но потом уезжают и забывают. Это тоже наша национальная традиция.

О ДОМЕ И ГОСТЯХ
- Вы в Таиланде обрели дом, или вас тянет в Россию?
- Я монах. А монахи на крест не просятся и с креста не бегают. Я делаю, насколько могу, свое дело.
- Вы изменились за это время?
- Изменился. Когда меня тайцы спрашивают, из какой я страны, я отвечаю: «Я таец». Они умиляются. Я приехал, как и все наши сограждане, эмоциональный, взрывоопасный, излишне энергичный. 13 лет все сгладили. Сейчас, чтобы меня вывести из себя, надо очень потрудиться. Это удается только нашим согражданам. С тайцем я могу разговаривать - и уснуть.
- И ностальгия по Родине вас не мучит?
- Да не знаю я, что такое ностальгия! У меня вообще атрофировались чувства. И лучшая новость для меня – никаких новостей. Тропикоз, наверное.
- Вы все-таки бываете в Москве?
- Раз в три - четыре года. У меня там мать, я ей помогаю. Стиль общения в России несколько травмирует после Таиланда: крик, эмоции… Мне даже дома сложно находиться, потому что мать, естественно, говорит так, как принято в России. А я не пойму и спрашиваю: «Ты чего кричишь?» «Я не кричу, - говорит, - я разговариваю». Это называется «удар об Родину».

Комментариев нет:

Отправка комментария

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...