27 марта 2012

Контора Кузнецова пошла под снос?



Равнодушие региональных чинуш к историческому наследию и нездоровый коммерческий интерес к земле, которое оно занимает, приносят свои плоды. На глазах почти миллионного Красноярска гниет, уходит в труху усадьба Тропина (ул. К. Маркса, 96а). Превратился в руины дом Яковлева (пр. Мира, 14). Дряхлеет бесхозный, незаконно проданный частнику торговый дом Смирнова — Романова (пр. Мира, 86). Вычеркнут из жизни особняк купца Воротникова (ул. Ленина, 50). Утратив исконных хозяев, «старики» остались без защиты, даже имея охранные грамоты. В атмосфере правовой инфантильности и социальной робости общества госвандалы становятся всё развязнее.

В феврале 2012-го городская управа в лице замглавы г-на Боброва издала дивное распоряжение (№ 248-ж от 7.02.2012 г.) — снести дом на пр. Мира, 24 в связи с «муниципальной нуждой». Под этим адресом в списке объектов культурного наследия регионального значения числится «Контора П. И. Кузнецова, вторая четверть XIX века». Дом является ключевым элементом Кузнецовского подворья (пр. Мира, 18–22), занимающего квартал в исторической части города. Не прошло и трехлетия, как Минкультуры края с помпой презентовало научно-проектную документацию реставрационных работ конторы купца Кузнецова «с воссозданием утраченных элементов декора фасадов, парадного крыльца, интерьеров, в т. ч. изразцового камина в главном зале». На создание документации было затрачено предположительно 1,4 миллиона рублей налогоплательщиков. Казалось бы — раритету гарантирована неприкосновенность…

***
Неужели маленькая местная власть столь всесильна и неуправляема, что одним лёгким, как перышко, росчерком может «забить» и на Федеральный закон «Об объектах культурного наследия», и на охранные обязательства государства, и на крепкое строение, подаренное городу дочерью почетного гражданина Кузнецова? А затем сбыть кусок бесценной земли под экс-деревяшкой очередному прорабу, балансирующему на лезвии Уголовного кодекса? Прецеденты, к несчастью, были. Как и уголовные дела затем, которые тихо сошли на нет. И управленцы, уступившие прорабам памятники деревянного зодчества на ул. Ленина и Парижской коммуны, как ни в чем не бывало продолжают рулить.
Обращение в прокуратуру по поводу готовящегося сноса старины было готово, когда зампредседателя ЗС г-н Клешко (член комитета по культуре) взялся прояснить ситуацию. По словам депутата, мэрия распорядилась снести вовсе не контору, а деревянную «засыпушку» рядом, официально не имеющую историко-культурного значения. Любопытно, но на общедоступной карте города «засыпушка», как виртуозно выразился г-н Клешко, не числится. На интернет-ресурсе Минкультуры края не нашла ни реестра объектов культурного наследия, ни ближайших планов по их реставрации (не помогла даже версия сайта для слабовидящих). Про театры, хоры, библиотеки — есть, а про памятники старины как субъекты культурной политики — ни гу-гу.

***
На месте, рядом с развороченной строителями (реставрация идет третий год) и наглухо обнесенной забором конторой купца Кузнецова, обнаружила одноэтажку из бруса. «Мира, 24» — заверила кривая, сделанная от руки надпись на доме, хотя само оно вытянулось вдоль ул. 9 Января.
— Сначала у нас печи были, за водой на колонку ходили. Так мы в «Человек и закон» написали: нам и воду, и отопление, и канализацию провели, — вспоминает советское время Людмила Соколовская, полвека прожившая в этом доме. — Наш дом крайпотребсоюзу принадлежал. А как он в 90-х распался, никто нас брать не захотел. Я сама убираю и снег, и грязь во дворе. Одну комнату выкупили коммерсанты. Выбили раму, подняли полы, сняли ставни — испоганили внешний вид и бросили. Мы жаловались — никто не помог. Якобы не могли найти эту фирму. Как могли, мы сами забили окна. Жили и жили себе — нас вроде и не замечали. А как кому-то понадобилось, быстренько подвели наш дом под ветхое…
«Старичок», по-пиратски (два окна заколочены) взирающий на прохожих, — элемент подворья Кузнецовых, которое формировалось на протяжении XIX века. Когда старшая дочь Петра Кузнецова, последнего купца, завещала родительское гнездо городу, оно занимало целый квартал, включая дюжину построек. Ни одна из сохранившихся реликвий, за исключением конторы, не взята на госохрану.
Память о купце-золотопромышленнике, почетном гражданине города Петре Ивановиче Кузнецове (1818–1878), несмотря на его заслуги перед городом и Отечеством, тоже как-то постерлась. Известно, что Петр Кузнецов скоропостижно скончался в Санкт-Петербурге. Был похоронен в ограде Вознесенского собора Красноярска, рядом с командором Резановым. В 1950-м и храм, и кладбище уничтожены. На костях выросли многоэтажки...

Комментариев нет:

Отправка комментария

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...