21 января 2013

Валентин Данилов: «Справедливость выше закона»

О.Александр (председатель ОНК края)
Валентин Данилов (политз/к)

Данилов не любит вспоминать детали тюремного бытия. Возможно, бережет свою (нашу?) психику. Однако почти 10 лет застенков: изоляторы, карантинные отделения, две колонии – это опыт, который не выбросишь. И этот опыт настойчиво диктует ему рацпредложения по улучшению пенитенциарной системы – так, чтобы она не штамповала больного, несчастного, злобного зверя. Потому что настанет день, и дверь инкубатора распахнется. Человек (или зверь?) выйдет на улицу, отряхнется, оглядится и… станет членом того общества, которое его отринуло.
На днях Данилов встретился с председателем Общественной наблюдательной комиссии за соблюдением прав заключенных в крае о. Александром (Косовым). Озвучил свои предложения. Священник практически не говорил – внимательно слушал. Монолог условно свободного ученого мне показалось естественным оформить как интервью. Только вопросы пришлось додумать.
- Питание в колонии - проблема №1. Вопрос борьбы с дистрофией решен: белки и жиры зэк получает. Из бюджета выделяется 2,4 тысячи рублей в месяц на одного заключенного, если не изменяет память. Но, как известно, для здоровья человеку нужны витамины и минералы. Этого нет. Да, осужденному, в соответствии с УПК, предоставляется право за свой счет покупать продукты в магазинах ФСИН на сумму 1-3 тысячи рублей. Эта так называемая отоварка - раз в месяц. Холодильников в секциях нет. Зэк съест сколько сможет. А потом?..
- А что, синтетические витамины запрещены?
- У нас как? Один идиот что-то сделал, и сразу – хрясь! - всем запретили. Кто-то решил отравиться и проглотил целую пачку. И витамины теперь нельзя никому – только по рекомендации врача. Но каждый должен отвечать за свои действия. Наказание не может распространяться на невиновных! И не может быть наказания только за мысль, как у Оруэлла!
- Как улучшить питание осужденных - увеличить бюджетные траты?
- Мое предложение – по желанию осужденного использовать его личные деньги (1-3 тысячи) не разово, а ежедневно. Дополнительно к рациону давать салаты, винегреты, соки. У нас никого к баланде не приговаривают. В законе прямо сказано: отбывание наказания не должно создавать угрозу здоровью и жизни. Почему в Америке заключенного кормят хорошо? Потому что там есть закон. И если з/к подаст в суд на администрацию, доказав, что он потерял здоровье из-за плохой еды, она без штанов останется. А у нас, к сожалению, ни один осужденный не обратился в суд и не выиграл подобного процесса. Через Европейский суд – да, есть прецеденты. Но это трое – на миллион. Так что забудем.
- А сейчас получать дополнительное питание невозможно?
- У меня не было зубов, и я просил дать манную кашу. Мне отвечали: «Манная каша – диетчикам, а ты не на диете». «Давайте доплачу, - предлагал, - или куплю манку, только сварите». - «Нельзя!». В ИК-17 у нас была секция 106 квадратных метров на 53 человека. Слева от меня - парень с туберкулезом, справа, сзади и впереди. В колониях есть жесткое правило: в случае выявления туберкулеза у осужденного вся секция переводится на усиленное питание. На месяц. За бюджетный счет. Так почему нельзя кормить не месяц, а все время? Не 50 человек, а всех? Не за бюджет, а за счет заключенных?
- Статистика ФСИН по заболеваемости туберкулезом в учреждениях края закрыта. Однако, как уверяют, процент выявленных при поступлении в систему гораздо выше процента заболевших впоследствии. 
- Как говорится, есть ложь, есть наглая ложь и есть статистика. При аресте человек испытывает стресс. Его помещают в карантинное отделение, где антисанитария, стафилококк, прочее. Именно оттуда человек выходит больным. Стресс, холод, сырость - основа для туберкулеза. Какой норматив площади на одного человека в СИЗО и колонии? Два квадратных метра. Вам не кажется, что это скученный режим содержания?.. С точки зрения Роспотребнадзора – место, где люди едят и тут же справляют нужду, - это нормально? удовлетворяет требованиям СанПиНа?.. Рассказываю анекдот. Попадаю я в СИЗО-1. Проверка. И.о. начальника изолятора Черемных командует: «Сядь! Руки за голову! К стене!». Я говорю: «Вообще-то я еще не осужден и могу стать президентом, что вы командуете? Построиться - это не значит принять какую-то странную позу». «Не волнуйся, - говорит, - если ты сюда попал, тем более ФСБ твое дело ведет, выход у тебя только один: через колонию». А через год, по решению суда, меня выпускают под подписку о невыезде. Приезжают правозащитники по программе Совета Европы, посмотреть, как выполняются условия содержания в СИЗО. И включают меня в эту комиссию - волонтером. Приходим в СИЗО, встречает Черемных. «Как у вас с освещением?» - правозащитники спрашивают. «Ну-у, освещение у нас!..» «Это вы мне рассказываете? – говорю. - Я привез стоваттную лампочку, и пока ездил на следствие, ее заменили на 60-ваттную в целях экономии". Я там слегка потерял зрение, потому что окна были заварены железными листами. «Вентиляция, что у вас?» «О-о, у нас вентиляция!..» «Это вы мне говорите? – улыбаюсь. - В камере №161 двигатель у вентилятора сгорел четыре года назад и до сих пор не работает».
- Какие еще заметили слабые звенья в системе?
- В колониях запрещено иметь копирку. Этот запрет с 1938 года, когда печатные машинки были на учете, когда боялись тиражирования антисоветской литературы. С тех пор Конституция трижды поменялась, а запрет на копирку остался. Огнестрельное оружие пунктиром проходит, а копирка – отдельным пунктом. Она страшнее гораздо автомата Калашникова. На самом деле я считаю, что средств пенитенциарной системе выделяется только на две вещи: чтоб осужденные не разбежались и чтоб друг друга не поубивали. Все остальное - это, извините, галлюцинации. Ни о каком перевоспитании, ни о какой занятости речи нет. Начальник отряда – один на 100 человек, молодой юноша 25 лет. Сколько у него времени на каждого осужденного? Минут пять. Психологическая служба занимается только тестированием, больше ничем. «Любите ли вы красное? Ой, какой маньяк!».
- Российское законодательство все же смягчается в отношении осужденных. Например, у смертельно больных есть шанс освободиться раньше срока…
- Знаю много случаев, когда у человека неизлечимое заболевание печени, он подает в суд - и ему отказывают в освобождении. Ему жить три дня, выпустите - пусть родственники похоронят! Нет, боятся: выйдет - кого-нибудь зарежет. Если вы откроете УИК, то увидите: каждый осужденный имеет право на отпуск раз в год с выездом за пределы колонии. Как думаете, сколько человек у нас воспользовались этим правом? Единицы. Не работает эта норма закона. Хотя введена она, чтобы способствовать исправлению з/к. Приехал - с родственниками пообщался, с детьми, матери на огороде помог. А так получается - сначала топором социальные связи обрубили, а потом начали думать, как их сохранить. Так вы определитесь, чего хотите: из з/к отморозка сделать или предупредить рецидив? Треть з/к сидят за сбыт наркотиков (статья 228 УК). И 99 % тех, кого я видел, - это сбыт грамма, полуграмма, 1/10 грамма. Какие они преступники? Обычные барыги. Зачем их держать в клетке? В ссылку отправить или колонию-поселение. Одного выгоним - будет не два, а четыре квадратных метра на осужденного. Я встречал одного пацана, он получил 9 лет за то, что синтезировал синтетический кокаин. Вообще-то, это высший пилотаж – сделать такое. Ну и отправьте его на производство – дальше химичить. А зачем в колонию-то? Чтоб он всем рассказывал, как это делается? Аналогичный пример из практики. В колонии был мужик, который умел за сутки из обычных продуктов получать бражку. Заезжает он в камеру: вечером ставят бражку - утром все пьяные. Дальше – рефлекс: камеру раскидывают. А так как они все теперь знают рецепт, то информация идет дальше. Смешно, конечно…
- Предлагаете вернуть ссылку как вид наказания?
- В свое время в Англии уголовников садили на корабль и высаживали на берегу Австралии. В Австралии, если какая-то женщина брала каторжанина в мужья, он сразу обретал статус свободного человека. И там любая женщина была королевой. Вы не находите, что Россия чем-то похожа на Англию с Австралией? Наши сибирские просторы позволяют посадить этого парня на паровоз и увезти туда, где потерпевший никогда его не увидит: Сахалин, Чукотка, Курилы. Вы решайте вопрос расстоянием, а не тюрьмой. Вместо того чтобы давать срок продавцу наркотиков, отправьте его в Эвенкию – пусть медведю попробует продать свою дозу. Не надо забивать тюрьмы! Справедливость и милосердие выше закона.
- Вообще-то, в зонах есть убийцы, насильники и иже с ними. И как-то странно создавать для них санаторные условия…  
- Общество должно определиться, чего оно хочет: отомстить этому парню или, в большей степени, того, чтоб он больше не совершал преступление? Если вы мстите, то, вообще-то говоря, надо мстить так, чтобы самим не прилетело. Общество богаче не станет, если его члены будут деградировать. А милосердие рождает ответную реакцию. Это вековая практика. Мы делаем мир таким, каким хотим его видеть. От нас зависит, - ни от кого другого. 

Комментариев нет:

Отправка комментария

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...