09 июня 2011

Двойное дно БоГЭС

Пользуясь правом выражать свое отношение к ходу переселения кежмарей из зоны затопления БоГЭС, мы взяли на себя обязанность информировать органы власти об известных нам нарушениях, инициируя проверки. Последний раз беспокоили прокуратуру в августе: в четырех поселках Кежемского района была ликвидирована инфраструктура, а несколько сотен семей зависли в них на зиму. Квартиры переселенцам не предоставлены до сих пор. Реакция ока государева на вопиющее нарушение прав граждан удручает.

Из ответа и.о. прокурора района Перминова: «Дрова для частного сектора заготавливаются и поставляются в соответствии с заявками населения». Глава Кежемского сельсовета Калинина: «Большинство жителей не готовы войти в зиму - без дров, без овощных запасов, без ремонта домов и печей».
И.о. прокурора Перминов: «Родители детей написали заявления на их обучение по форме семейного воспитания. Для данных учащихся организованы консультации с выездом учителей на место проживания учащихся». Житель Болтурино, отец троих детей Олеш: «В начале сентября приезжали работники отдела опеки в сопровождении милиционера и настойчиво предлагали жене отдать 13-летнюю дочь в приют. Она отказалась. Дочь находится на семейном воспитании. Меня бы это устраивало, если бы Журавлева (начальник Кежемского УО) не вменила в обязанность моей дочери раз в неделю ездить в Кодинск, чтобы сдавать экзамены. До города - 2,5 часа езды на рейсовом автобусе, ребенок (переболевший менингитом) выматывается, жена вынуждена тратить 300 рублей на билет, чтобы сопровождать дочь. Зимой эти поездки будут еще более небезопасными и проблематичными. А квартиру в Сосновоборске (документы на переселение мы подали еще в 1996 году, потом - в 2008 году) нашей многодетной семье не выделили до сих пор».
Зампрокурора Красноярского края Нарковский: «С июня по настоящее время нарушений требований законов и прав граждан не выявлялись». Жительница Кежмы, 86 лет, ветеран Великой Отечественной войны Мария Журавлева, которой вместе с семьей из 11 внуков и правнуков выделили... двухкомнатную квартиру: «У меня свой дом, сама строила, брала ссуду. Дом большой, домик маленький, баня, летняя кухня, два гаража, два амбара с подвалами, столярка, четыре хлева, сарай, большой огород. Всю войну проработала в колхозе: все для фронта, все для победы. А сейчас не могу получить жилье».

***
Мы не окулисты: глаукому и катаракту не вылечим. Однако болезнь прогрессирует, и кто-то должен это остановить, пока не дошло до полной слепоты! Приведем несколько историй с жильем, случившихся в зоне затопления БоГЭС. Они служат пусть крохотной, но яркой иллюстрацией того, как распоряжаются квартирами, предназначенными для коренных кежмарей, местные начальники. Обвинять - не наша прерогатива. Обозначим вопросы. Возможно, ответы найдет наконец прокуратура.
Семья Степана Олеш вселилась в дом по ул. Советской, 36 поселка Болтурино в 1989 году. Здесь родились трое детей. Взрослые зарегистрировались сами, зарегистрировали земельный участок под домом, исправно платили налоги (квитанции из УФНС до сих пор приходят на этот адрес.) В конце 90-х они выстроили свой дом на том же участке с адресацией ул. Советская, 36а. «Подошел возраст - отдали с женой менять паспорта в сельсовет, - рассказывает Степан. - Получаем документы, - а нас без нашего ведома перерегистрировали в новый дом, который в то время даже не был оформлен!».
Звоню в Кировскую ПВС Красноярска: «Скажите, вы можете поменять паспорт и сразу перерегистрировать меня на другой адрес?» «Нет, - однозначно заявляют, - сначала получите паспорт с прежней пропиской, затем выпишитесь и зарегистрируетесь в другом месте». Видимо, власть в Болтурино так всемогуща, что может чихать на российские законы? «Переадресация произошла согласно справке Дворецкого сельсовета от 27.10.2004 года», - не видит причин для волнений юрист первого класса краевой прокуратуры Шаврина. Смотрим названную справку. Она - о составе семьи Олеш. Анекдот! «Брали, чтоб получить субсидии», - припоминает Степан. «Права граждан не нарушены… Перерегистрация носила технический характер», - безмятежна прокуратура.
Фокус сельсовета был бы невинной шалостью, если бы не контекст: поселок находится в зоне переселения. Под ловко освобожденный дом можно получить квартирку. «В октябре бригада рабочих, которые проводят саночистку, стала разбирать наш забор, причем со стороны Советской, 36, - говорит Степан. - Я возмутился, а мне показали план санитарных мероприятий, куда включена нижняя часть нашего участка. Значит, под этот дом уже кто-то получил квартиру или компенсацию?» «Перерегистрация сделана сельсоветом, и речь может идти о махинации с жильем служащих, - делится подозрениями с Генпрокурором Степан Олеш и просит провести наконец проверку. - Я не могу доказать факт махинации, поскольку ни в сельсовете, ни в Дирекции не дают смотреть документы».
Чтоб поставить все точки над i не много и надо - достаточно внимательно изучить реестр граждан Болтурино на получение жилья вне зоны затопления. С указанием адресов и фамилий…

***
Другой пример хоздеятельности Дворецкого сельсовета, на территории которого находится Болтурино. С 1983 по 2003 годы старший сын главы местной администрации Моисеевой был прописан в доме родителей. Затем сельсовет выдал молодой чете ордер на отдельное жилье в переулке Ангарский, 5.
«Этот дом принадлежал отцу Моисеевой Рукосуеву, который получил за него компенсацию (семь тысяч рублей) в первую волну переселения, в конце 1980-х, и переехал в Новое Болтурино, - свидетельствует старожил Валентина Семенова. - Дом был отдан, по решению сельсовета, кооперативу «Ангара» под общежитие». Приметная деталь: в решении совета фигурирует не адрес выделяемого кооперативу здания, а ФИО бывшего владельца - Рукосуев Н.А.
«Адресации уже не было - дом сняли с учета, - объясняет председатель «Ангары» Малясов. - В сельсовете мне показали акт о его сносе и предупредили, что домом мы можем пользоваться, пока не поступит команда его убрать. Теоретически мы владели этим зданием до 2006-го, пока кооператив не распался. Но с конца 90-х строение стало пристанищем заблудших коров: дырявая крыша, ни рам, ни дверей, ни печи».
Согласно ответу и.о. прокурора района Перминова, чета Моисеевых проживала в гнилушке-призраке с 2003 по 2006 годы. Затем глава сельсовета Моисеева, ее сын с невесткой, директор ГУ «ДПВ БоГЭС» Навродский заключили соглашение о замене «ветхого жилья» на другую квартиру в поселке. В итоге родственники главы получили благоустроенную квартиру вне зоны затопления.
Заметим, в ответах Министерства экономики и регионального развития края какой-нибудь старушке или многодетной матери, которые просят не Бог весть чего, вежливо подчеркивается: закон о переселении направлен не на улучшение жилищных условий. Этот закон - не для всех?
Летом 2009-го, будучи в командировке в Болтурино, я задала Моисеевой вопрос насчет квадратных метров, чудесным образом доставшихся ее сыну. «И что?» - улыбнулась хозяйка сельсовета.

МК, ноябрь 2010 года

Комментариев нет:

Отправка комментария

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...