19 ноября 2017

Мария Бенюмова - о себе и о немцах

Афиша 2016-го.
В 2006-м дочь Михаила Бенюмова, "крестного отца" Красноярского камерного оркестра, дала свое первое интервью. Она тогда училась на дирижера в Германии, приехала к родителям погостить. И очень живенько, раскрепощенно рассказывала о быте и нравах немцев, о своем житье-бытье в этой дивной стране.
Помню, что мама с папой Марии Бенюмовой пришли в расстройство от того, что у нас с ней получилось. Дескать, акула пера воспользовалась неопытностью их дочери... Беззастенчиво переписали интервью, заменив все живое, забавное заунывными, трескучими фразами о высокой любви к искусству, о силе музыки в жизни семьи Бенюмовых. И потребовали это опубликовать. Газета, разумеется, отказалась. Интервью не вышло.
И вот через 11 лет чищу компьютер, избавляюсь от хлама, натыкаюсь на тот наш диалог с Марией - ныне приглашенным дирижером камерного оркестра. И вижу: интересно! Осенью я сама впервые "поцеловалась" с Германией. Роман был скоротечным, дней шесть, но просто-таки не могу забыть. И мне теперь вообще все интересно, что касается этой штучной страны.
Так что... Да простят меня уважаемые Бенюмовы, но я публикую интервью с милой Марией - в надежде, что они его не прочтут, а мой верный читатель получит информацию и удовольствие.

"В Германии слишком много демократии"   
- После девятого класса мама сказала мне: "Колледж - это хорошо, близко к дому, и здание красивое. Туда ты и пойдешь", - делает Мария экскурс. - Мне было все равно: педагогический колледж или музыкальное училище. Я ничего не понимала, мне было 14 лет.
- А третьего не было дано? Может, вы сами хотели, например, в физкультурный техникум?
- Я хотела заниматься либо психологией, либо юриспруденцией тогда. В четвертом классе чуть не бросила музыкальную школу. А потом… Когда представила, что в моей жизни будет отсутствовать сцена в любом ее проявлении, то подумала: это невозможно! Мне хотелось быть на сцене. Это очень эмоциональный мир. В Германии мне проще жить, чем русским, которые занимаются компьютерами или германистикой. Потому что музыка – это объединяющий язык абсолютно всех людей. Я нахожу единомышленников через эту тропинку.
- И как вас встретила Германия?
- Я поступила в Эссенскую консерваторию. В Дортмунде – в получасе езды на поезде от Эссена - живет мой дедушка, который три года назад овдовел. Он очень тоскует, и мы решили, что я смогу ему помочь, составлю компанию, как-то позабочусь о нем. Он уехал в Германию лет 18 назад, я его и не знала.
- Так что ваша встреча была трогательной?
- Да. Но и очень сложной. Дедушке был 81 год, и он ждал, что приедет девушка, которая будет за ним ухаживать. А я приехала в Европу учиться. Десять дней поступления пропадала в консерватории. Естественно, дедушка с его историями отошел даже не на задний план, а просто отошел. Я не смогла помочь в его проблеме одиночества: человек, которого ты никогда не знал, не может стать вдруг родным. Через три месяца я сказала, что ухожу в общежитие.

Кризис по-немецки
- Уже тогда знали, что поступили?
- Да. 1 февраля приехала в Германию, 10-го сдала экзамены, а 27 февраля, на мое 20-летие, позвонил профессор и сказал, что я поступила. У меня было почти два месяца до начала семестра, но я не хотела возвращаться в Россию. Чтобы подтянуть язык, посетила еще одни курсы немецкого. Там это стоит огромных денег, хоть я и нашла самые дешевые. В группе были турки, арабы, из России четыре человека, с Украины.
- Вы общались с россиянами?
- Почти нет. Они приехали на ПМЖ, а это совсем другое мировоззрение, другие глаза и осанка. Уровень жизни у всех неплохой: машины и так далее. Но русские, на мой взгляд, странно ведут себя там. Искра в глазах, теплота душевная вдруг начинают куда-то пропадать. Это люди с огромным количеством проблем. Немногие могут через них перешагнуть, развиваться и чувствовать себя как дома. Знаете, если с тобой обращаются как с человеком второго сорта, это проблема не государства, в которое ты приехал, - это твоя проблема. Если ты хочешь интегрироваться и получить от страны все самое лучшее, к тебе совсем другое отношение. Я встретила большое количество немцев, которые для меня – я даже не просила – сделали очень много. Мы получаем то, о чем мы думаем. Моя музыка, если я сконцентрирована и знаю партитуру, звучит так, как я хочу. Но, если я пришла на работу уставшая и только делаю вид, что активна, -хор умирает со скуки. Выход в том, чтоб начать с себя, если что-то не получается.
- Как немцы относятся к русским?
- В Германии очень сложная ситуация, кризис. Крупные компании открывают в Китае, где оплата рабочей силы равна нулю, свои филиалы. Привозят обратно товар и продают. Прибыль такая - хоть лопатой греби. "Мерседес" закрыл свой завод в Германии, а это девять тысяч рабочих мест. У них растет безработица. И тут приезжают какие-то русские, которые говорят: "Нам должны". Это действует немцам на нервы. Но они сами виноваты: вырастили целое поколение лодырей, которым палец о палец не надо было ударить, чтобы все иметь. Когда там задерживают транспорт на две минуты, немцы закатывают истерику. Я говорю: "Ребят, в России стоишь на остановке при минус 20-ти, придет автобус – хорошо, нет – улыбаешься и разговариваешь".
- Понимают вас ребята-то?
- Слушают, открыв рот. Немцу в это невозможно поверить. Для них удобства – неотъемлемая часть жизни. Вообще, работающие немцы все время на что-то жалуются. Когда-то Германия запрыгнула на такую высоту, и сейчас немцы не могут смириться с тем, что что-то теряют… Мой дедушка ничего не вложил в это государство, но он может позволить себе нормально жить, получая ежемесячное пособие, имея квартиру, которую оплачивает государство. И таких людей все больше и больше. И немцы уже не знают, куда от них деться.
- Мы отбираем хлеб у немцев?
- Если сказать: русские, давайте назад в Россию, болгары – в свою Болгарию, поляки - в Польшу, то немцам придется туго. Они живут за счет иностранцев. К тому же в Германии очень низкая рождаемость. Один ребенок в семье - сродни героизму. Они ненавидят турков сейчас. Но сами когда-то их выписали. Поскольку одна турецкая женщина рожает 5-6 детей, через 20 лет образовались целые кланы, у которых свои рынки, язык, культура. Живут себе и живут, повышая рождаемость в стране. Их такое количество, что, если они восстанут, ущерб Германии нанесут невосполнимый. Кельн, Дюссельдорф, Эссен, Дортмунд – в этих городах с трудом найдешь немца.

"Это очень бюрократичная страна"
- В Мюнхенской консерватории вы одна из России?
- Русские есть, но их удивительно мало по сравнению с Эссеном. Я думаю, оттого, что Мюнхен считается одним из самых дорогих городов Германии.
- А вам хватает на жизнь?
- Мне родители помогают. В Мюнхене у меня есть также три любительских хора, с которыми я работаю и которые мне платят 50 - 100 евро за репетицию. Зарабатываю 500-600 евро в месяц. Могу себе позволить кушать, посещать концерты, которые мне нравятся, на какой-нибудь распродаже купить красивую кофточку… В Германии до сих пор колоссальная любительская культура: люди платят профессионалам, и те учат их заниматься музыкой. Это хоры, оркестры, есть даже любители, которые пытаются быть дирижерами. Когда я поступила в колледж, тоже думала: что такого? Встанешь перед хором, машешь палочкой. А чем дальше в лес, тем толще партизаны…
- В консерватории зачли полтора года вашей учебы в красноярской академии?
- Да, и на диплом педколледжа обратили внимание. Меня сразу зачли на третий курс консерватории. Уровень образования в России все равно выше. В Германии вообще интересно устроено образование. Первые три года начальной школы дети просто маются дурью: танцуют, рисуют. Занятие должно доставлять удовольствие – это главное. На детей нельзя давить, повышать голос, создавать стрессовых ситуаций. Потом им делают стресс: по результатам распределяют в три разных школы: гимназию, основную и реальную. Первая – для одаренных, вторая – для середнячков, третья - для тех, кто никуда не годится. Выпускник реальной школы не имеет  права на высшее образование. Может выбрать училище, заниматься уборкой улиц, быть строителем, обслуживающим персоналом. В вузы попадают из гимназий, а в гимназии - либо дети мудрых родителей, с которыми дома занимались, либо очень богатых, которые оплачивали приватные занятия с преподавателями. То есть сословия создаются с детства, причем искусственным путем. Российское образование, где из каждого Вани пытаются сделать академика, сильно отличается от немецкого… Когда я приехала, мне было слишком много демократии. У нас как? Придешь в институт – все висит на доске: расписание занятий, аудитория, преподаватель. Там – ничего. Получаешь тоненькую брошюрку, где написано, какие предметы нужно сдать, чтоб получить диплом. Как ты будешь сдавать, у кого учиться – твое дело. Не понравился преподаватель – можешь в другом семестре к другому педагогу прийти. Нет никакого "должен". У них ребенок все сам выбирает. Привели его на фортепьяно, поиграл – ой, сложно! Ладно, попробуем танцы. На танцах – ах, сложно! Не получается - оставим занятия: у ребенка стресс. А все сложно, если хорошо делать! Ребенка нужно очень мудро направлять. В этом и есть успех российского образования. Если ты попал к хорошему педагогу, имеешь хоть 10% способностей и много желания, то обязательно будет результат. Не могу коротко сформулировать свою мысль. Плохой дирижер. Знаете, кто такой плохой дирижер? Который много разговаривает (смеется).
- У вас есть друзья среди русских студентов?
- Почти нет. Все, кто приехал из России, настолько заняты организацией своей жизни… Визу нужно продлять каждый год, а для этого - предъявить документ, что имеешь семь тысяч евро на счету и можешь финансировать себя еще год. Или документ от работодателей, что у тебя есть 521 евро в месяц дохода. Но все же, естественно, зарабатывают по-черному. Потому что, зарабатывая больше 400 евро в месяц, ты отдаешь половину налогов.
- Так вы не платите налогов?
- Не плачу, потому что не зарабатываю денег. Любительские хоры устраивают общую кассу и платят, избегая государства. Есть один церковный хор, который оплачивает мою работу через бюджет. Я зарабатываю каких-то 250 евро в месяц, а бумаг заполняю столько, что невозможно представить! Очень бюрократичная страна.

"Немцы зашуганы войной, своим проигрышем"...
- К тому, что я из России, я еще и еврейка наполовину, - признается Мария.
- В этом-то плане вам, можно сказать, повезло: у немцев  комплекс вины перед евреями со времен Второй мировой.
- У дедушки в Эссене мне приходилось слушать по радио репортажи о евреях. О том, как им плохо, что они чувствуют страх, что антисемитизм в Германии до сих пор не изжит… Человек, который это слушает каждый день, начинает думать: ну что вы заладили? И его естественная реакция – появление антисемитизма, а не наоборот.
- Они что, этого не понимают или делают намеренно?
- Не понимают? Не уверена. Может, просто перегибают палку. Я говорила ребятам, что это идиотизм - такие передачи делать. А они: "Ну что теперь - молчать об этом? Пусть это забудется?" Конечно, люди должны знать историю. Но у немцев сейчас и так нет гордости за свою страну. Они зашуганы войной, своим проигрышем. Это трагедия для них, больная тема. И на это больное каждый день давят…
- Вы скрываете национальность, чтоб не давить на мозоль?
- Нет. Все зависит от того, как ты начинаешь общаться. Как мой папа говорит: "Надо всем протянуть руку, а если кто-то не хочет ее пожать, - его дело. Ему же хуже".
- Вы зарабатываете на любительских хорах. Много претендентов на ваше место?
- Да. Для молодых это возможность попрактиковаться, не боясь того, что тебе скажут: "Иди, девочка, играй в свою песочницу". В среде профессионалов ошибки непростительны. Когда я окончу консерваторию, будет другая проблема. Профессиональные хоры - это такой топ-класс! Зарабатывают, естественно, большие деньги, но и конкуренция сумасшедшая. Причем всемирная. За пультами стоят такие люди, что возможность пробиться равна нулю.
- Этот путь для вас закрыт?
- Я бы не хотела так думать. Целями надо задаваться самыми высокими.
- Но вам не так много осталось учиться. А что дальше?
- Мой профессор хочет взять меня в аспирантуру. От меня зависит - как я сдам на диплом. Это еще два года. Думаю, настоящая жизнь начнется, когда я закончу образование. Тогда и можно будет поговорить, что такое Германия. Потому что, пока я гость, все это хорошенькие цветочки. На меня смотрят так: молоденькая, приехала учиться, ля-ля-ля…

(2006 год.)

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...