16 ноября 2011

Как граждан превратили в бомжей


За последний год Сосновоборск, Ачинск, Абакан, Кодинск приросли энным количеством лиц без определенного места жительства. Они не утратили паспортов, в которых черным по белому напечатано «гражданин Российской Федерации». Но не придут на избирательные участки, не поставят в бюллетенях симпатичную «птичку» и не выберут ни своего депутата Госдумы, ни своего президента. Права голоса вместе с конституционным правом на жилище эту часть электората лишила государственная власть.
***
Граждане, о которых речь, - жители выжженных дотла поселков Кежемского района. Болтурино, Кежма, Паново, Временный, другие (всего дюжина) попали в зону затопления Богучанской ГЭС. И хотя строительство гидростанции на Ангаре РУСАЛ и РусГидро ведут ни шатко ни валко (дата пуска агрегатов трижды переносилась и теперь остается открытой), правительство края активизировало процесс зачистки территории от людей и строений. За последний год с малой Родины вышибли последних строптивцев, предоставив им приемлемое жилье в городах. (За исключением двух семей - в Кежме и Болтурино, живущих на пепелище.) Переселенцы официально сдали свои дома и, по заведенному правилу, заключили с госучреждением «Дирекция по подготовке к затоплению ложа водохранилища БоГЭС» (ГКУ «ДПВ БоГЭС») договоры на временное пользование жильем в городах. Перебрались в квартиры. Их родовые гнезда зачистили (пользуясь сленгом краевых чиновников). Летом – осенью 2011-го срок договоров как минимум 12 семей закончился. Продлять их в дирекции отказались, предложив… освободить квартиры.
«Теперь мы все: четверо взрослых, несовершеннолетний ребенок и годовалая внучка – без регистрации, - рассказала 47-летняя ветеран труда Валентина Семенова, переселившаяся из Болтурино в Абакан. – На нервной почве я заболела. На «скорой» меня доставили в республиканскую больницу. Мой медицинский полюс недействителен: нет прописки. Хирурги сжалились – экстренно прооперировали. Сейчас я должна находиться под наблюдением врача. Куда мне идти?..»

«Низкий поклон вам, господа депутаты и чиновники, за заботу о людях», - выразил благодарность в письме губернатору края 57-летний Александр Малясов – коренной кежмарь, имевший в Болтурино (до славной зачистки) здание магазина, долю в квартире, одноэтажный дом, а теперь подписывающийся просто: «бомж».
Магазин зимой 2010-го сожгли злоумышленники, которых милиция, по традиции, не нашла. За квартиру (ул. Пионерская, 7), которой владели Малясов, бывшая жена и взрослый сын, воевавший в Чечне, дирекция предложила двухкомнатное жилье в Кодинске. В бюрократических отписках это значилось – «на семью из трех человек». Факт, что супруги 11 лет в разводе, клерков не волновал.
Деревянную нежилую одноэтажку (ул. Центральная, 8) едва не прихватила ушлая поселковая власть. В 2002-м, когда в Болтурино сгорел клуб, поссовет попросил Малясова отдать ему пустующее здание – в обмен на обещание предоставить отдельную квартиру, в которой тот после развода остро нуждался. В 2004-м глава района Говорский подкрепил «купеческое слово» гарантийным письмом. А потом власть в районе сменилась, и кежмарю дали понять, что клуб муниципальный и ему ничего не должны. В 2009-м, имея все основания, он оформил право собственности на дом. Затем больше года бился за то, чтобы перевести помещение из категории «нежилое» - в «жилое». На исходе 2010-го районный суд признал незаконным бездействие администрации сельсовета, обязал ее разрешить перевод, компенсировав собственнику затраты на юриста. Наконец, зарегистрировав недвижимость, Малясов получил право требовать компенсацию за имущество, которое уйдет на дно…
- В феврале вызвали нас на заседание согласительной комиссии, - вспоминает Малясов. - Врио дирекции Говорская, юрист Дворникова настоятельно советовали мне забыть сожженный магазин, исключить себя из состава собственников по ул. Пионерской, подарив долю сыну, и сдать в дирекцию дом на Центральной. При выполнении условий гарантировали (документально) выделение однокомнатной квартиры в Сосновоборске. Я сделал все, что от меня требовали. Родственников перевезли в двухкомнатную квартиру в Кодинске, меня - в однокомнатную в Сосновоборске. В июне срок договора на мое проживание в новой квартире закончился, и мне однозначно, хотя и неофициально, заявили: освобождай жилье.
Полгода кежмарь мечется по кабинетам чинуш, безуспешно пытаясь добиться ясности: продления договора либо официального отказа, чтобы снова идти в суд. Полгода ГКУ «ДПВ БоГЭС» сетует на Министерство экономики и регионального развития региона, а то, в свою очередь, - на Заксобрание края, принявшее поправки к закону о переселении, из-за которых десятки коренных кежмарей, утратив кров, оказались в диком поле.

***
Действительно, в технологии переселения есть дивный момент. В разгар сибирской зимы на упертых кежмарей вдруг градом посыпались предложения, от которых было глупо отказываться. Чиновники предлагали квартиры большей, чем положено по закону, площади или несколько квартир на семью, - только очистите ложе! Кого попроще уговаривали перебраться в недостроенный дом в Кодинске, - временно, только временно. Казалось, власть если не повернулась к народу фасадом, то уж точно перестала казать неприглядный зад. Благодушие бюрократов вызвало массовый исход населения из поселков-утопленников.
Пока одна ветвь власти (исполнители) выманивала людей и сжигала за ними мосты, другая (законодатели) сочиняла ловушку. В апреле комитет по природным ресурсам ЗС края (председатель Симановский) инициировал принятие поправок в краевой закон о переселении. Согласно коррективам, кежмарям, оформившим право собственности на жилье после 1 января 2011-го, квартир вне зоны затопления не полагается. Тем, кто оформил долю в квартире после 1 января 2010-го, - соответственно, тоже.
По словам 54-летнего Александра Брюханова из Кежмы, полсотни семей земляков, вывезенных в райцентр, сейчас арендуют квартиры или мыкаются по заброшенным дачам. Сам Брюханов, потерявший сына в Чечне, уже девять лет скитается по углам. В 2001-м, когда их семью (мать и четверо членов семьи) переселяли из Кежмы в Кодинск, он «выпал из списков» клерков! «Позже переселим», - его успокоили. В 2002-м дом, где Брюханов по-прежнему зарегистрирован, сожгли «неустановленные лица». И начался забег по инстанциям инвалида II группы (с рождения). Слезные просьбы о крыше над головой, напоминания, что сын отдал жизнь за интересы государства, представителей оного беспокоят так же, как гуся вода.
- Дрянная ситуация на самом деле, - соглашается депутат ЗС края Всеволод Севастьянов, к которому массово обращаются кежмари. – Есть случаи, что только руками разведешь. Может, кто-то и спекулировал - дарил доли и получал квартиры, но на то и местная власть, чтобы контролировать. А если прошляпили – ваша вина, давайте людям жилье!

***
«С внесением в закон края вышеуказанной поправки исключены
правовые основания для предоставления жилых помещений 12-ти
семьям, - безмятежно Минэкономики края в лице замминистра Жгуна. - На очередном заседании согласительной комиссии запланировано обсуждение данного вопроса».
Согласно закону, комиссия создана для урегулирования споров, обязана собираться не реже одного раза в месяц. На деле - за полгода не состоялось ни одного заседания. Последнее, намеченное на 1 ноября, не свершилось «по причине отсутствия кворума», - сообщил председатель комиссии Жгун. В теории в комиссию должны входить представители общественных организаций, инициативных групп; на практике – это слаженная капелла чиновников разного уровня.
«Я гражданин России, где есть Конституция и где прописано, что каждый гражданин имеет право на жилье и защиту его прав. Почему же у нас все наоборот?» - вопрошает 62-летний Валерий Попов из Паново, оставшийся ни с чем. «Обила столько порогов – поражает безразличие, халатность, бездействие власти», - признается 31-летняя Евгения Александрова, которую вместе с дочерью-школьницей принудительно (через суд!) выписали из дома в Кежме, не предоставив жилья.
Пока голодный народ сотрясает воздух – его «слуги» методично уплетают «капусту», только хруст стоит!
Согласно сведениям о доходах за 2010 год, чиновник Жгун владеет квартирой (196,3 кв. метра), земельным участком (1047,26 кв. м), нежилым помещением (107,1 кв.м), четырьмя автомобилями: ГАЗ 31105, Volvo XC 90, Mazda 6, Mitsubishi Fuso. Супруга Жгуна имеет пять квартир (общей площадью 322,3 кв. метра) и два авто: Mercedes-Benz C200K, Mitsubishi Canter.
Глава Кежемского района Безматерных - собственник двух квартир (82 и 116,2 кв. метра), двух земельных участков (1327 и 261,5 кв.м) и иномарки.
Экс-глава Пановского сельсовета Гребенюк (умер осенью 2011-го) владел тремя квартирами (50,6, 78 и 48 кв.метров), тремя отрезами земли (2237, 1386 и 1500 кв. метров), парой нежилых помещений (178,8 и 229, 3 кв.метра).
Как говорится - без комментариев.
P.S. Не дождавшись решения своего вопроса, Александр Малясов вернулся в Болтурино, по месту регистрации, и поселился среди пепелища, в деревянном балке. Здесь он намерен ждать «первой воды» БоГЭС. Его примеру собираются последовать другие «кинутые» при переселении кежмари.
P.P.S. Едва статья увидела свет, Малясову стали звонить жители Казачинского, Сухобузимского, других районов края. Незнакомые простые люди не верили: "Неужели правда ничего не дали?!" Спрашивали: "И как вы там?.." И предлагали приехать - пережить у них хотя бы зиму.

Комментариев нет:

Отправка комментария

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...