24 декабря 2011

Митинг на Красной площади. Красноярск

Череда милицейских парочек за три квартала до места митинга; галерея гувэдэшных "пазиков", приткнувшихся по зауглам вокруг Красной площади, отчеркнутое заграждениями место митинга, рамки металлоискателей как пропуск в демократию, - все как обычно в полицейском государстве. "Мы вне политики", - заверяет тетка средних лет в серой, милицейской еще, шкуре, роясь в сумках пожилых дам, преодолевающих кордон и слабо возмущающихся этой процедурой. Женщина - мент, охранница, з/к - отвратительное зрелище. Противоестественное. А "полицаи вне политики" - сентенция дискуссионная.
"И, поверженный в бою,
Я воскресну и спою
На первом дне рождения страны,
Вернувшейся с войны"
, - подбадривает митингующих Тальков, льющийся из колонок.
Страна возращается скорее не из спячки, осторожно, робко вылезает из задницы, в которую сама не заметила, как попала. Но Тальков, с его интонациями, уместен.

***
Не менее тысячи людей, с плакатами и без, свободно курсируют вокруг стелы, где давно погас Вечный огонь. Флаги КПРФ, СР, "Солидарности", ЛДПР веселят серое небо, бесплатный чай из рук барышень - греет собравшихся. Благодаря системной оппозиции мероприятие обрело внешнюю форму, антураж и массовость. Привлекло на площадь много пожилых людей, которым вовсе не все равно, в какой стране умирать...(Ошибка считать, что наши предки - сплошь за коммунистов. Одни теперь ищут правды в ЛДПР, другие - в СР, третьи - в РПЦ.)
Славный рыжий пацан держит хулиганский плакат, отправляющий "Е...ную Россию" в 3,14 зду. Бабушка грозит ему скрюченным пальцем и ругается. Она думает, что парень рекламирует "едро".
- Да вы прочитайте, что написано! - слабо отмахивается рыжий от старшего поколения.
Народ вокруг, симпатизирующий воззванию, растолковывает бабульке, что парень против партии жуликов и воров. Та извиняется перед парнем. Оппозиционерке повязывают белую ленту. Конфликт исчерпан.

***
Стареющий сытенький мальчик в курточке объявляет митинг открытым. И хотя они с другом PR-журналистом Перекотием (записавшимся в оппозицию 10 декабря 2011-го) представляют друг друга, я не запоминаю ни смазанного лица конферансье, ни его фамилии. Разболтанным тоном пошляк объявляет толпе, что "наш митинг не политический". Просит сдавать соседей, выкрикивающих "неправильные" лозунги, в полицию. Благодарит охранку за то, что она здесь... Глядя на вихляния экс-комсомольца, на неумные, санкционированные чиновниками речевки, которые сошли бы на утреннике в детсаду, но не в момент, когда взрослый раб мучительно преврщается в человека (именно так я отношусь к декабрьским событиям), я стыжусь того, что слышу и вижу. Отчетливо улавливаю нотки конферансье Бенгальского. "Ведь никакой искусный маг не может совершать такие немыслимые чудеса!" - кривлялся на сцене театра Моссовета пошляк, пока ему не открутили голову. И хочу лишь одного: чтобы сейчас на Красной площади появились Воланд, Коровьев, Бегемот и проделали фокус с "господином соврамши" на бис. Другим образом фонтан красноречия что столичных, что провинциальных фигляров, боюсь, не заткнуть. Судя по реакции моих соседей, их тоже тяготит это действо.
К счастью, настроение толпы не втиснуть в сценарий, голос улицы не поддается цензуре. Дальнейшие речи ораторов - от националистов до полудремлющей интеллигенции - говорят о том, что митинг в Красноярске - политический. И если люди пока не поняли, чего хотят, то точно осознали, чего НЕ ХОТЯТ. На фоне коротких, часто ярких и конкретных речей выступающих неумный конферансье превращается в анахронизм.

***
Пожилой тучный дядька в полувоенной - полуохотничей форме устало напоминает собравшимся о политзаключенном физике Данилове. Удивляюсь. Красноярск, за исключением отдельных личностей - крепко забыл об ученом. Местные СМИ не отслеживают его судьбу.
- Скажите, это вы сейчас выступали? - останавливаю дяденьку, когда он со спутницей проходит мимо. "Я", - слышу в ответ. Представляюсь сама и прошу представиться оратора. "Михаил Глебович Успенский! - злобно кричит "муза" (не по возрасту ярко накрашенная) известного в Красноярске писателя-фантаста. - Книжки читать надо!" Мне стыдно, но не очень: плохое зрение не позволило мне идентифицировать известную личность, с которой я общалась пару раз только по телефону.
- Скажите, почему вас волнует судьба Данилова? - включаю диктофон, игнорируя "музу".
Писатель не успевает раскрыть рта, как его спутница разражается злобной тирадой. На мой взгляд, реакция женщины неадекватна моему "преступлению".
- Вы можете предсказать будущее России? - не отступаю от Успенского.
- Нет, конечно, я не предсказатель, - раздраженно-устало уходит фантаст.

***
Отмитинговали час 40 минут. Приняли заготовленную "московскую" резолюцию. Стали живо расходиться. "Я требую продолжения банкета!" - кричал человек в черном пальто с интеллигентной профессорской бородкой, видимо, опьяненный воспоминаниями о 1990-х годах.
Выхожу за ограждения. Навстречу по тротуару - майор МВД в бесформенной грязно-серой форме мента и таким же лицом. Существо плюет себе под ноги. На лице - надпись: "НЕНАВИЖУ ВСЕХ".

Комментариев нет:

Отправка комментария

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...