10 августа 2012

Валентин Данилов: У меня дефицит общения


Со второго захода КБ «Искра» (оператору связи) удалось согласовать мой запрос на видеозвонок в ИК-17, Валентину Данилову. (Запрос №1 где-то завис.) Согласно заявке, к таксофону существует своеобразная очередь, примерно как на наследство. Первоочередным правом видеоразговора обладают родители, супруги, дети; «знакомые» занимают 99-ю ступень.
В 11.30, загодя, я была в СИЗО-1 Красноярска, в маленьком холле с искусственными цветами. Здесь принимают передачи для подследственных. Помещение выглядит не казенно, местами даже уютно, если б не молчаливый, скорбный ряд родственников, впечатанный в стену. От этого ряда веет горькой растерянностью. На нем лица нет.
Таксофон: «комод», снабженный скайпом и телефонной трубкой, - примостился в углу. Он занят. Мать что-то нашептывает в трубку, вцепившись взглядом в экран. На экране - парень в черной робе на фоне клетчатого окна. Он слушает, не поднимая глаз.
Я не купила таксофонную карту, поверив на слово провайдеру: карты продаются в местах терминалов. «Киоск работает с часу», - машет рукой сотрудница СИЗО. Приходится во весь дух лететь на неблизкую почту.

В 12.00 таксофон по-прежнему занят все той же женщиной. Это мое время, но она отказывается уходить: «У меня еще 10 минут». Это чертовски странно, ведь, согласно правилам ФСИН, лимит разговора - 15 минут, не более. Налицо в данном случае - все 30. Наконец, в 12.05 мать нехотя (воздушные поцелуи сыну перемежаются руганью в мой адрес) освобождает место. Вставляю карточку, беру трубку… на экране рисуется все тот же малый в робе: «Вы куда звоните? Это краслаг!» «Да? Ну и как у вас там дела в краслаге?» - говорю в замешательстве. Наконец, с помощью дежурной, попадаю в ИК-17, замечая, что «красный лагерь» откусил у меня драгоценную пару минут.

***
Я с трудом узнаю Валентина Данилова, которого не видела 2,5 года. Да, картинка на экране плоха, но не в этом дело. Ученый теряет в ИК-17 не только время… Передо мной - старый, бесконечно уставший человек. Он очень худ и почти не видит. Впервые я думаю о том, что Свобода может его не дождаться.
- Валентин, расскажите о себе, - прошу.
Он начинает говорить, и какая-то невидимая рука кладет перед ним листок. Чтобы разобрать написанное, Данилов подносит бумагу к самым глазам. Что там? Список запретных тем? Инструкция?
- Мда… 31 августа суд о моем условно-досрочном освобождении. Я ходатайствовал о том, чтобы присутствовать на заседании лично. Мне бы хотелось посмотреть на судью, на прокурора, на публику… А мне предлагают общаться с судом в телефонном режиме. Ну как сейчас… Не знаю, может, они экономят или не хотят возиться», - говорит специалист в области космической плазмы, вырванный с корнем из своей почвы.
Девять с половиной лет его «космос» – это барачная вонь, «браслеты», плотоядно лязгающие двери, остервенело лающие овчарки… Фарс - вместо суда и следствия. Фарс – вместо акта помилования. Фарс – вместо смягчения участи наказания за преступление, которого не было. Неразлучная советская парочка: судья с прокурором – симпатизирует тем, кто раскаялся. Ведь «раскаявшиеся грешники» лишь подтверждают их правоту, верность "посадки". А Данилову не в чем каяться. Поэтому впереди у него (10 против 1) – еще один фарс: судебное заседание по УДО.
- Судебная практика по УДО - это УК РСФСР, но не РФ. Законодательство изменилось, а кто проверял знания прокуроров, судей? – задается вопросом ученый. - Мой адвокат устала от меня; 12 лет мы «женаты». Ну, что делать? Расстаться не можем, - улыбается.
- Минуса в ИК-17 (пос. Индустриальный)– два. Во-первых, дышать проблематично, экстремальное качество атмосферы - в том числе из-за КрАЗа. Во-вторых, здесь абсолютно никакого труда, - сетует Данилов. - Кто-нибудь из общественных деятелей, из наблюдательного совета, депутатов вас навещает в ИК-17?
- Никого за полгода не видел, - признается Данилов. – У меня здесь дефицит общения. Удивляюсь вашему упорству - прорвались…
- Я могу звонить каждую неделю, если вам это удобно…
И в ту же минуту – блямс! – мой собеседник исчезает с экрана; связь прерывается.
Не мистика и не козни. «Система отключается автоматически, когда истекает время», - заверяют меня в воспитательном отделе ГУФСИН по краю. (Они очень любезны: звонят постфактум, чтобы спросить, состоялся ли разговор и как все прошло.)
Бреду, уронив глаза в свежеукатанный асфальт. Мои вопросы остались при мне. Так же, как и ответы Данилова. Я хочу пожать ему руку. Но совершенно не знаю, что я должна для этого сделать.

P.S. "Лев Рубинштейн и Марианна Чудакова прислали мне свои книги. Я им благодарен". (В.Д.)

Справка из Интернета. Валентин Данилов, специалист по космической плазме, кандидат физико-математических наук, бывший директор теплофизического центра КГТУ. Родился 19 августа 1948 года.
Руководил выполнением заказа (договор между КГТУ и Всекитайской экспортно-импортной компанией точного машиностроения) по изготовлению испытательного стенда, на котором можно моделировать воздействие космического пространства на искусственные спутники Земли. В 1999-м подвергся уголовному преследованию. По версии красноярского УФСБ, при подготовке техзадания были использованы секретные материалы предыдущих разработок, получив которые КНР сократила срок создания собственной военно-космической группировки с высокой степенью защищенности. По заявлению российских ученых, гриф секретности с исследований космофизика Данилова был снят в 1992 году.
В 2001-м ученый арестован. В октябре 2002-го дело против него передано в краевой суд. Дважды возвращалось на доработку (конкретизация обвинения) в прокуратуру Красноярского края. Принято судом после жалобы прокуратуры в Верховный суд.
Процесс начался 1 сентября 2003-го, проходил в закрытом режиме, с участием суда присяжных. 27 декабря 8 из 12 заседателей полностью оправдали Валентина Данилова, обвиняемого в государственной измене (ст. 275 УК РФ) и мошенничестве (ст. 159 УК РФ). Верховный суд признал решение первого суда присяжных нелегитимным. Был собран второй суд присяжных, многие заседатели были так или иначе связаны с властными структурами. В ноябре 2004-го суд присяжных признал Валентина Данилова виновным. Краевой суд приговорил его к 14 годам лишения свободы с отбыванием срока в колонии строгого режима. В июне 2005-го Верховный суд России сократил срок наказания ученому до 13 лет.
Дело Валентина Данилова находится в Европейском суде по правам человека. Не рассмотрено.

Комментариев нет:

Отправка комментария

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...