09 июня 2011

Людей оставили на дне ГЭС

В поселке Кежма, попавшем в зону затопления Богучанской ГЭС, за лето ликвидированы все социально значимые объекты: школа, больница, детский сад, ДК с библиотекой, котельные вместе с муниципальной службой ЖКХ. Остались сельсовет, почта и пожарная служба. При этом в селе, по данным на начало года, зарегистрировано 355 семей, или 787 человек, в том числе 195 пенсионеров, 32 инвалида, 45 детей. «Весной к нам приезжали представители дирекции зоны затопления, сказали: огороды не сажайте, дрова не заготавливайте - к сентябрю все переедут в новые квартиры, - вспоминает местная жительница Анна Жук. - А в августе объявили: поселок остается зимовать!»

Деревня Мозговая рядом с Кежмой с недавних пор отрезана от электричества. «Проводили зачистку (сжигали деревья), потом приехали проверить - оказывается, столбы погорели», - рассказали в Кежемском сельсовете. Восстанавливать электроснабжение населенного пункта никто не спешит, «пока световой день длинный». Между тем в Мозговой зарегистрировано восемь семей, шесть из них постоянно живут (один пенсионер лежит в больнице, еще один вынужден обретаться у родственников в Кодинске). Эти люди тоже не получили квартир в городе и тоже останутся зимовать. Как? Из района им прислали бытовую электростанцию, которой хватит на освещение одной избы.
«План и сроки ликвидации учреждений с местной властью не согласовывали, за исключением объектов культуры, - говорит председатель Кежемского совета депутатов Владимир Похлебаев. - В апреле все руководители учреждений получили уведомления о ликвидации. Когда все закрыли и работников сократили, стало известно: село остается зимовать. Как - если у людей нет ни картошки, ни дров? Если котельные, которые отапливали благоустроенные квартиры, восстановлению не подлежат? Если на зиму для отопления частного дома требуется три - пять машин дров, а грошовых субсидий не хватает и на одну машину? Еще раньше мы предоставляли дирекции по затоплению список одиноких пенсионеров, инвалидов, которым нужно предоставить квартиры в первую очередь. Но почти все первоочередники остаются на зиму в Кежме. Они не выживут».
Семья Жук - одна из оставленных в поселке умирать. Муж Анны, бывший сотрудник ГУФСИН, полковник, в апреле перенес инсульт. Сын - студент. У них есть приватизированный дом площадью около 60 квадратных метров, банька, гараж, лодка, машина… «Мы указывали в заявлении, что согласны переехать в Сосновоборск. Вдруг выясняется: в Сосновоборске есть только однокомнатные квартиры. Нам и еще нескольким семьям упорно предлагают ехать в Шарыпово. Но почему мы должны исполнять чьи-то прихоти - селиться абы куда?» - недоумевает Анна.
Получить адекватное жилье в выбранном месте - только одна забота кежмарей. Вторая - выбраться из поселка вместе с вещами. Перевозка переселенцев - зона ответственности региональной власти. «Люди, получившие квартиры в Шарыпово еще в прошлом году, до сих пор не выехали. За лето дали только один паром для вывозки вещей переселенцев; за рейс вывезли восемь семей, - говорит председатель Похлебаев. - Когда будет следующий - неизвестно. А с сентября по декабрь у нас нет дороги. Потом только по зимнику можно будет добраться или на вертолете». «Паром ходит раз в два дня, - делится местная жительница Наталья. - Уезжая, некоторые выкапывают усопших родственников и везут с собой гробы… Машины, люди, вещи, гробы - все это вместе…»

***
Богучанская ГЭС - объект частно-государственного партнерства. Компании РУСАЛ и РусГидро взялись за коммерческую часть - достройку станции - ради будущей прибыли. Федеральная и краевая власти обязались подготовить территорию к затоплению: ликвидировать 11 поселков, обеспечить местное население квартирами в городах, очистить территорию от жилых и нежилых объектов.
Нынешняя чудовищная ситуация в Паново, Болтурино, Кежме и деревнях-спутниках, где нет школ и больниц, - итог плодотворной деятельности Министерства экономики и регионального развития края (глава - Верещагин), ГУ «Дирекция по подготовке к затоплению ложа водохранилища БоГЭС» (директор - депутат Кежемского райсовета Навродский), администрации Кежемского района (глава - Безматерных; именно он подписал апрельское распоряжение о ликвидации социальных учреждений в Кежме).
Проводя зачистку территории, стратеги «забыли», что ее по-прежнему населяют тысячи людей. Вроде понятно: одним росчерком уничтожить инфраструктуру много проще, чем проконтролировать сдачу домов для переселенцев в обозначенный контрактами срок. С другой стороны, не укладывается в голове: как можно, не расселив людей, разбирать котельные, закрывать больницы?
Оставим в покое моральные обязательства власти перед народом: их не существует. Дикое управленческое (причем согласованное по вертикали власти) решение о закрытии соцучреждений попирает конституционные права граждан: на жилище, на охрану здоровья и медицинскую помощь, на доступ к культурным ценностям, на образование.
Через три недели начнется новый учебный год. Куда пойдут (полетят, поплывут) кежемские школьники? Есть ли в районной администрации четкий план выполнения закона о всеобщем обязательном образовании?
«Какой план? - не поняла сходу замглавы по социальным вопросам Кежемского района Нина Журавлева. - Пока проблем не испытываем. Жители, которые не получают жилье, пишут, где их дети будут обучаться. Медицина однозначно будет работать до последнего жителя».
Уточним: из всей «медицины» в Кежме остается один фельдшер - при сельсовете. Поразимся: как ловко служащие, обязанные обеспечить учебный процесс, переваливают созданные ими же проблемы на родителей, требуя от тех информации, где будет учиться ребенок! Впрочем, чиновница признается: «Я не могу сказать, что вопрос снят. Комиссия работает. Вы понимаете - пора отпусков. Но у нас с дирекцией полный контакт. У меня есть все гарантийные письма - детям зеленый светофор. Как получится, покажет время. Мы этот вопрос и-зу-ча-ем!»
На «изучение» спровоцированной в апреле проблемы замглавы понадобится неделя - в преддверии учебного года. «В крайнем случае, командируем в Кежму двух-трех учителей, будем там детей обучать, мы оставили мебель, доску на резерв», - набрасывает чиновница. «Предлагают якобы в сельсовете два кабинета открыть для сборных классов, один - для начальной школы, второй - для детей с 5 по 11-й», - подтверждают в сельской администрации.
Представляю себе картину, достойную пера Зощенко. Сельсовет. Два универсальных солдата, вооруженные резервной доской, рассредоточились по двум кабинетам. Ведут урок-микс (языка – математики – истории) в двух классах, с 1-го (здравствуй, школа!) по 11-й (выпускные экзамены). За стеной - фельдшер принимает больного. В кабинете напротив - участковый ведет профилактическую беседу с «загудевшим» дядей Васей. Наискосок - пенсионеры волнуются в очереди за грошовой пенсией. Уборщица кричит: «Перемена!» Дети, пьяница дядя Вася, инвалид Иваныч прогуливаются по коридору…


МК, август 2010 года

Комментариев нет:

Отправка комментария

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...