13 декабря 2010

Фабрис Ибер в Сибири


«Нет, вы посмотрите! Тут нормальному человеку можно с ума сойти! Я бы за это новое искусство в Сибирь ссылал!» - выходил из себя герой рассказа Аркадия Аверченко «На французской выставке за сто лет». Ну прямо про нас, сегодняшних! Французский художник-экспериментатор Фабрис Ибер на днях разместил причудливую экспозицию «Бессмертные» в Красноярском музейном центре. Маэстро в Сибирь, разумеется, прибыл добровольно. Его выставка, по словам директора центра г-на Шубского, поступила в середине года, не подкрепленная финансово. Наконец, нашелся спонсор: министерство культуры выделило средства из регионального бюджета; и два яруса музейного пространства украсили плоды фантазий г-на Ибера. На открытии выставки, «рекомендованной для семейного просмотра», культурный министр и художник публично обменялись ворохом любезностей. Первый назвал визит второго событием европейского масштаба.
Когда символическая ленточка была разрезана (излюбленное занятие чиновников всего мира), публика несколько робко заструилась по залам. Г-н Ибер (невысокий, щуплый, седеющий человек со статью Наполеона) вышагивал меж своих творений, зорко следя за реакцией посетителей. «В ней он черпает идеи для своих будущих работ», - объяснила мне одна сведущая дама.

И ВЕЧНАЯ ЗЕЛЕНЬ
Стены украшали огромные полотна (угольный карандаш, масло, картон и эпоксидная смола) с резанными пополам телами: интеллект и сердце – сами по себе, детородный орган – сам по себе; надписи от руки не прибавляли смысла даже для знатоков французского и английского. Зеленые пластиковые человечки с аккуратными дырочками в местах, где организм контактирует с внешней средой. Свисающие с потолка пластмассовые очки или бутылка с капающей водой. Вертящаяся волчком искусственная елочка в искусственном же горшке, по временам всхрапывающая, заставляя вздрагивать зазевавшихся посетителей. Целый угол, занятый сотнями тазиков всевозможных размеров, цветов, конфигураций. И пара фантазийных конструкций, сделанных из этого необычного «материала».
Прямо на стену (требующую ремонта) проецировался довольно бессмысленный видеоряд. Дама в купальнике надевает «шпильки». Прохаживается по длинной ступени, намагничивая мужчин. Наконец, спускается, выбирает двоих и балансирует на шаткой, трехступенчатой лестнице, неуклюже падая на руки то одного, то другого. Действо остановило пожилую смотрительницу музея (химическая завивка на голове, серый советского кроя костюм, бесформенная обувь). Заложив руки за спину, с непроницаемым лицом, она долго смотрела на киностену. Затем повернулась и тяжело зашагала прочь. (Что она расскажет дома сегодня вечером? И есть ли ей кому рассказать?)
Одну залу украсила живописная фигура в человеческий рост, составленная из овощей и фруктов. «Он что, это с собой из Франции вез?!» - ахнула дама в возрасте, не замечая, что слагаемые имеют вид «made in China», свойственный красноярскому прилавку. «Зачем? Он их здесь купил, у него денег много», - снисходительно объяснила «мамаше» какая-то девчушка. Пенсионерка пощупала взглядом вегетарианца, прикидывая, сколько кастрюль борща можно было бы наварить… «Да, это не Сальвадор Дали!» - наконец победно вскричала она и зашагала удивляться дальше.
Мысленно я кивнула. Картины великого сюрреалиста не нуждаются ни в переводе, ни в специальной подготовке; воздействуют на уровне подсознания, которое в свою очередь рождает мысль. «Предчувствие гражданской войны» вызывает ужас, тошноту и – понимание омерзительности братоубийственной драки. Таким образом, великое искусство способен оценить любой смертный. «Бессмертные» г-на Ибера не заставляют биться сердце, к тому же не доставляют эстетического удовольствия. Если разобраться, то жизнь в России настолько абсурдна, что выбить из колеи нас может только что-то поистине прекрасное… Впрочем, это тонко почувствовал дружеский критик Жаклин Фридман: «Возвращаясь в Россию через 18 лет после первой поездки, Фабрис Ибер находит здесь возможность оказаться в ладу с собственным языком».
Арт-искусство – вообще коварная вещь. Оно ставит зрителя в щекотливое положение. Начнешь смеяться и крутить у виска пальцем – прослывешь ретроградом и невеждой. Станешь сыпать превосходными эпитетами – можешь попасть впросак не хуже г-на Журдена («Мещанин во дворянстве» Мольера). Отличить мистификатора от шагнувший за горизонт талант способно лишь время…
С этими мыслями я подошла к 49-летнему создателю «бессмертных».

ЗЕЛЕНАЯ ВЕЧНОСТЬ
- Удается ли вам заниматься любимым делом, да еще зарабатывать хорошие деньги?
- Да, конечно. Мне приносит это большие деньги. Везде в мире.
- В России - вряд ли.
- В России есть уже купленные мои коллекции.
- Насколько вы нетривиальны в обычной жизни?
- Это зашифрованная частная информация.
- Расскажите о самом безрассудном поступке своей жизни.
- Самым безрассудным я мог бы назвать покупку угодий своего детства, там я вырубил весь лес и насадил 10 тысяч фруктовых деревьев… Я был неспокойным ребенком. Все время выдумывал, как поразить своих близких. Около дома была маленькая речка, и я обожал забраться в эту речку и делать там всякие перегородки, чтобы получилась ГЭС. И домой возвращался весь в грязи.
- Как вообще начинается ваша картина? Просыпаетесь утром и думаете: чем бы сегодня удивить мир?
- Да, я просыпаюсь всегда с этой мыслью. На самом деле много источников, откуда я подпитываюсь, и много вещей меня интересует - начиная с философии и науки и заканчивая обыденными вещами. Я всегда над чем-то работаю.
- В каких странах вы побывали со своими выставками и где, по-вашему, для художника рай?
- Рай – это не место, это люди. Для художника замечательны Япония, Бельгия, Мексика и Канада.
- Вы делаете всякие сумасшедшие вещи. А что бы вы никогда в жизни не сделали?
- Убить человека не смог бы никогда. Животных я убиваю каждый день, поедая их… Я бы не смог найти никого, сделавшего ничего, чтобы я его убил. Это моя экология разума.
- Франция ассоциируется у меня с Экзюпери, Пиаф и Диором. А что для вас Россия?
- Матрешка! (смеется) Чайковский! Малевич! Малевич, со своим «Черным квадратом» (я видел его картины в частных коллекциях во Франции и Японии) -
это вообще создатель телевидения.
- Когда вы собирались в Сибирь, что вам настоятельно советовали взять с собой бывалые люди?
- Я хотел бы привезти шубу (не понял вопроса г-н Ибер, - АиФ), но, к сожалению, все шубы, которые я здесь нашел, сделаны в Китае. А, в Россию? Теплые вещи, конечно.
- Расскажите свой самый чудесный сон.
- Квадратный мяч, шина двойная – это все взято из сна. Самый худший мой сон и тот красивый.
«Приходите на экспозицию: здесь очень много вещей, которые нужно прожить», - любезно пригласил красноярцев г-н Ибер, вероятно, мечтающий о бессмертии.

Комментариев нет:

Отправка комментария

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...