06 августа 2011

Данилов. Репортаж из застенков


Репортаж был написан в апреле 2010-го и опубликован в "МК". Глава ФСИН отказал мне, как корреспонденту, во встрече с Валентином Даниловым, и я отправилась в зону, на короткое свидание с известным физиком, как гражданка РФ. В этом они отказать мне, видимо, не могли. 
Почему-то мне кажется, что репортаж не устарел...

***
Поселок Громадск Уярского района. Малюсенькая точка на карте края, ставшая широко известной года четыре назад, когда в исправительной колонии строгого режима, здесь расположенной, появился нетипичный з/к - кандидат физико-математических наук Валентин Данилов.
Дорога равнодушно бежит дальше. А мы - слева строй сосен, справа серый каменный город-колония за бетонными плитами, которые, кажется, танком не прошибешь, - паркуемся. В личной встрече с осужденным Даниловым мне отказано. Разрешено пообщаться в переговорном пункте караульного помещения. Через стекло. Посредством телефона. Диктофон, фотоаппарат и даже блокнот остаются в машине: на все мои просьбы начальник ИК-16 подполковник Дачук отвечает «нет-нет-нет». Тот же ответ слышит з/к Данилов, когда просит дать возможность выйти в Интернет или предоставить отпуск, задекларированный законом, с выездом за территорию зоны, или отправить его в тюремную больницу восстановить зубы…

- Данилов - пенсионер, у нас нет для него работы. У нас тяжелое производство, - чеканит Дачук. - Он прибыл сюда и растворился в общей массе. Обут, одет, накормлен. Он не герой России. Вы об чем с ним хотите говорить? Цель у вас какая?
Чувствуется - знаменитый сиделец для гражданина начальника как кость поперек горла. Слишком много внимания привлекает, что совершенно не нужно закрытой системе. «Я у них как что-то горячее в руках. Плюсов никаких, а минусы могут быть», - с пониманием подходит ученый.

***
Высокий, худой, с совершенно прямой спиной, Данилов ждет меня за мутным стеклом помещения для свиданий. Когда мы, поздоровавшись, садимся (он - на привинченный к полу стул, я - на расхристанный деревянный), меня поражает контраст: глаза раненого ребенка - под седой челкой. За спиной 62-летнего физика - семь лет заключения: СИЗО, две исправительные колонии. В ноябре 2011-го, когда адские куранты пробьют две трети тюремного срока, появится надежда на условно досрочное освобождение или перевод в колонию-поселение, где можно вволю валить лес.
- Как вы себя чувствуете? - спрашиваю.
- Надо выходить… Здоровья не прибавляется… - на миг опускает глаза Данилов. - Я нормально живу. Не надо из меня страдальца делать. Я считаю, что ни в чем не нуждаюсь. Раз в неделю - настольный теннис, по утрам зарядка...
- Какой народ вас окружает? - не особо надеюсь на открытый ответ.
- Такой же, какой и вас. Только ваши еще не сидят, - улыбается кандидат наук.
В ИК-16, в рамках реформы ГУФСИН, не осталось рецидивистов. Здесь отбывают наказание осужденные впервые, но на большие сроки. Девяносто процентов «товарищей» ученого - убийцы. Отсутствие дела и коммуникаций - главный бич Данилова. Он общается с неким человеком, имеющим два высших образования. До недавнего времени играл роль научного консультанта у неглупого (и небедного) парня, который за время каторги дистанционно окончил шесть курсов экономического факультета (отбыл в колонию-поселение). Сокамерником ученого был Френкель, обвиненный в организации убийства в 2006-м зампредседателя Центробанка РФ г-на Козлова и осужденный на 19 лет колонии строгого режима. «Я думал - партнер по шахматам будет. Но он очень долго думал, - сетует физик. - Не интересно. К тому же оказался парнем «хаотичным» и был переведен в отряд со строгими условиями содержания».
У ученого - колоссальная сила духа, чудесный юмор и высокая цель: выйти на Свободу. Как ни дико, он имеет явное преимущество перед многими из нас, находящимися - теоретически - вне зоны. Понимание, что свободы нет, парализует волю. Когда-то глотнувшие пьянящий воздух Перестройки, мы живем сейчас будто в противогазах. Нынешнее время сравнимо, на мой взгляд, с эпохой Николая I, выстрелившей в Пушкина, Лермонтова, Грибоедова, сгноившей на каторге декабристов, - с той лишь разницей, что тогда Россия породила плеяду блестящих художников и мыслителей, а нынче гора способна родить разве мышь. Место Совести нации вакантно. У научной интеллигенции нет голоса. Литературной интеллигенции в принципе нет. Отдельные личности не играют заметной роли. Везде, куда ни бросишь взгляд, - воинствующая серость, готовая сломать тебе (и даже себе) шею за «хозяина». Цепные псы режима куда гаже и страшнее, чем даже сам тиран. Собственно, судебный процесс по делу Данилова это наглядно продемонстрировал, хоть и шел за закрытыми дверьми.

***
Валентин Владимирович держит связь с краевыми и столичными правозащитными организациями. Иногда его навещают члены общественной наблюдательной комиссии по контролю соблюдения прав заключенных, депутаты ЗС края Шахматов и Королев. Смотрит официальные телеканалы (другие в зоне «не сигналят»), удивляется: «Будто про другую страну рассказывают». Много читает - с угрозой ослепнуть (правый глаз поражен катарактой). И размышляет:
- Человека на земле держит дело. Надо стимулировать производство в колонии. Но я понимаю, что это не их (охранников) задача. Перед ними стоят задачи: а) следить, чтоб з/к не поубивали друг друга; б) чтобы не разбежались; и только в) погасили гражданские иски. Мои «коллеги» из Зеленогорска задолжали по искам полтора миллиона рублей. Но производство ИК стоит, иски не гасятся. Мне пришла в голову простая мысль, как добиться заказов для осужденных. Сидит тысяча трезвых мужиков, это их конкурентное преимущество. При этом на налоги зеленогорцев из городского бюджета делаются закупки товаров, которые вполне могли бы производить в колонии: кирпич, керамзит, брусчатка, мебель. Почему не заключить договор о деловом партнерстве между ГУФСИН и мэрией? Раньше это был госзаказ, сейчас будет муниципальный. Потерпевшие явно не будут против того, чтобы им возвращали долги. Как ни противно покупать у своего обидчика, но это единственный способ добиться денежной компенсации.
Данилов настолько увлекся этой идеей, что предупредил: если власти Зеленогорска ее не поддержат, сидельцы разошлют своим потерпевшим письма - дескать, рады бы работать и оплачивать иски, да муниципалитет против…

***
Человек, которого красноярское УФСБ пыталось обвинить в шпионаже в пользу Китая (и которого осудили за разглашение государственной тайны и мошенничество), 19 месяцев провел в СИЗО. «Условия там такие - не буду рассказывать. Это только под рюмку с крепким напитком», - говорит политсиделец. И вспоминает малоизвестный эпизод следственного процесса, когда его, доселе изолированного, неожиданно выпустили:
- Три дня длилось заседание суда по продлению меры пресечения для меня. Следователи ФСБ были настолько уверены, что судья крайсуда сделает так, как ей скажут, что даже не потрудились предоставить каких-нибудь документов в подтверждение, что мое заключение под стражу необходимо. «Вам же звонили», - заявили. Судья отказала в продлении срока под стражей. Я вышел на свободу.
Приведу еще несколько высказываний Данилова, вынесенных из разговора с ним.
- Я возглавлял отраслевую лабораторию КГТУ. Оборудование стоило больше ($ 2,5 млн.), чем корпус ($ 2 млн.). Мы никогда не работали с бюджетом (потому что надо было давать взятки), а заключали договоры с частными компаниями. В начале 90-х, когда я понял, что не найду в России ни рубля, заключили договор на поставку программного продукта с французами. Потом, в 1998-м, получили заказ от Китая. Часть работ успели выполнить, заказчик их принял и оплатил. Но мне вменили мошенничество. КГТУ предъявил иск - $ 15 тысяч. Так что теперь из моей пенсии высчитывают, по-моему, тысячу рублей в месяц - в счет погашения иска. Можно сказать, что я выступаю спонсором СФУ. А лабораторию, думаю, сдали на металлолом (оборудование конца 80-х устарело, не используется, будет утилизировано, - сообщили мне в СФУ).
- Я больше боюсь дураков, чем врагов. Они непредсказуемы, хаотичны. Там, где подозревают коварство, может быть обычная глупость.
- Совесть есть у каждого. Она может спать. Правоохранители часто спиваются, выйдя в отставку, потому что у них совесть просыпается. Я редко видел своего следователя трезвым после обеда. Он почти всегда был подшофе. Понимаю: на закате карьеры ему подсунули «дохлую кошку» в виде меня.
- В колониях надо смягчать нравы. Если медведя держать в клетке и все время тыкать в него палкой, то потом, когда клетку откроют, что оттуда выйдет?
- Конституция РФ - документ, пустой как бубен. «Каждый гражданин имеет право…» А дальше - ограничения «в соответствии с федеральным законом». Так какое же это право, если его можно без труда ограничить?

***
Почти два часа длилось наше общение с Даниловым. Говорил, в основном, он. Я внимательно на него смотрела. Запомнились его прямой взгляд и детская улыбка.
Когда за моей спиной плотоядно лязгнули двери накопителя, я решила «пощелкать» окрестности: корпус администрации, дом для свиданий, уходящую в небо вышку с фигурой автоматчика… Фототворчество длилось ровно две минуты. Я и фотокамера стали центром притяжения людей в камуфляже. Рядовые отвели меня в какую-то избушку, передали начальнику караула, тот вызвал начальника службы безопасности зоны майора Макарова... Похоже, здесь все заражены вирусом шпиономании!
Изучив журналистское удостоверение, г-н Макаров потребовал показать ему сделанные снимки. А затем удалил почти все: по случайности я прихватила фрагменты забора ИК-16. (Вечером нашла в интернете подробную карту Громадска вместе с «секретным» учреждением, сделанную, вероятно, американцами. А не послать ли ее майору Макарову?) Я покинула Громадск с единственным снимком: убогий дощатый сортир, творение рук человеческих, - на фоне великолепных сосен.

Для справки.
Валентин Данилов, специалист по космической плазме, кандидат физико-математических наук, бывший директор теплофизического центра КГТУ. Руководил выполнением заказа (договор между КГТУ и Всекитайской экспортно-импортной компанией точного машиностроения) по изготовлению испытательного стенда, на котором можно моделировать воздействие космического пространства на искусственные спутники Земли. В 1999-м подвергся уголовному преследованию. По версии красноярского УФСБ, при подготовке техзадания были использованы секретные материалы предыдущих разработок, получив которые КНР сократила срок создания собственной военно-космической группировки с высокой степенью защищенности. По заявлению российских ученых, гриф секретности с исследований космофизика Данилова был снят в 1992 году.
В 2001-м ученый арестован. В октябре 2002-го дело против него передано в краевой суд. Дважды возвращалось на доработку (конкретизация обвинения) в прокуратуру Красноярского края. Принято судом после жалобы прокуратуры в Верховный суд.
Процесс начался 1 сентября 2003-го, проходил в закрытом режиме, с участием суда присяжных. 27 декабря 8 из 12 заседателей полностью оправдали Валентина Данилова, обвиняемого в государственной измене в форме шпионажа (ст. 275 УК РФ) и мошенничестве (ст. 159 УК РФ). Верховный суд признал решение первого суда присяжных нелегитимным. Был собран второй суд присяжных. Согласно заявлению ответственного секретаря Комитета защиты ученых Эрнста Черного, многие заседатели были так или иначе связаны с властными структурами. В ноябре 2004-го суд присяжных признал Валентина Данилова виновным. Краевой суд приговорил его к 14 годам лишения свободы с отбыванием срока в колонии строгого режима. В июне 2005-го Верховный суд России сократил срок наказания ученому до 13 лет.
Дело Валентина Данилова находится в Европейском суде по правам человека с ноября 2005-го. До сих пор не рассмотрено. Юристы оценивают ситуацию так: продление подобно отказу.

Комментариев нет:

Отправка комментария

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...